ГРАБАРЬ: ДУГИНО

Балюстрада, 1901 годОчень многие произведения искусства, спустя даже всего несколько лет после их создания, живут уже без своей безвозвратно потерянной или забытой истории о том, благодаря чему они задумывались и как непосредственно рождались.

Просто воспоминаний современников и даже самих создателей об обстоятельствах появления того или иного шедевра не сохранилось.

А может, их изначально и не было…

Картина «Февральская лазурь» — счастливое и редчайшее исключение из этого правила.

Помимо подробнейшего воспоминания самого Игоря Эммануиловича Грабаря об истории создания картины, запечатленного в его автомонографии своей жизни и творчества, сохранились картины и даже фотографии людей и тех мест того времени, когда «Февральская лазурь» только-только появилась на свет.

ЗНАКОМСТВО

На одной из выставок, проводимой «Союзом русских художников» в 1903 году, произошло, пожалуй, самое важное событие для всего последующего творчества, да и, можно сказать, всей жизни Игоря Эммануиловича Грабаря.

Он познакомился с Николаем Васильевичем Мещериным, художником и меценатом-покровителем художников, тоже принимавшим участие в выставке.

Николай Васильевич МещеринНа момент знакомства Н.В. Мещерину было около сорока лет.

Тихий, скромный, болезненный человек с большой черной бородой, тронутой проседью. Деликатный, тактичный и очень лиричный.

К тому же, хлебосольно гостеприимный и дружелюбный.

К этому времени его мать Мария Яковлевна была вдовой основателя Даниловской мануфактуры Василия Ефремовича Мещерина.

А главным наследником этого крупного российского предприятия и был увлекающийся искусством Николай Васильевич.

Правда на практике все руководство мануфактурой и другим имуществом семьи осуществлял его младший брат Михаил Васильевич.

К слову сказать, с конца XIX века Даниловская мануфактура, территориально расположенная в Москве, выпускала различные ткани. Причем ткани настолько высокого качества, что продукция считалась эталонной в стране.

И как признак высочайшего признания завоевывала медали на различных, в том числе и международных, выставках.

В итоге мануфактура даже заслужила право ставить на своих изделиях государственный герб царской России. И поставлять свои ткани не только Дому Романовых, но и ко двору персидского шаха.

В 1914 году ее годовой оборот достигал 20 миллионов рублей. Колоссальная цифра по тем временам.

ДУГИНО

Окрестности Дугино, 1900-е годыА кроме того, на правах старшего сына Николай Васильевич владел семейным имением Дугино.

Имение располагалось в очень живописном месте, всего в 28 верстах от Москвы, по соседству с известной, впоследствии, всему миру усадьбой Горки.

Стояло имение на левом берегу Пахры, около крутой дуги, описываемой здесь руслом реки. На высоком холме, с которого в любое время года открывался прекрасный вид на такие же холмы, леса, поля и перелески.

Место, как нельзя лучше всего подходящее, для рисования и… охоты.

В имении подолгу гостили друзья Николая Васильевича. Охотились. Писали картины. И просто отдыхали, любуясь прелестями окружающей природы.

В Дугино, таком своеобразном Доме Творчества, перебывали почти все известные московские художники (в том числе и И.И. Левитан — художественный наставник Н.В. Мещерина), пользуясь неизменным гостеприимством и радушием хозяина. Который и сам был на прекрасном счету как художник и снискал заслуженное уважение в кругу товарищей по ремеслу.

Вот в такое творческое место и пригласил сразу же после знакомства Николай Васильевич Игоря Эммануиловича. Погостить и порисовать.

В начале 1904 года Грабарь принял приглашение.

Ямщик, 1904 годСразу же по приезду ему в персональное распоряжение был выделен кучер Мишутка Арбузов.

В обязанности которого входило возить гостя на этюды по восхитительно живописным ближним и дальним окрестностям имения.

Однако художник в основном предпочитал прогулки на свежем воздухе в одиночестве.

Порой только прихватив с собой мольберт и краски.

Именно в это время Грабарь «заболел снегом». Его стало привлекать именно изображение снега на картинах.

Причем изображение по исключительно сложной технике рисования: когда краски смешиваются не на палитре, а на холсте. И белый цвет создается не при помощи белил, а при наложении и смешении красок уже на самой будущей картине.

Начало снежной темы в творчестве Грабаря положила картина «Сентябрьский снег», написанная им осенью 1903 года.

Потом была «Белая зима» — одна из первых картин, написанных в Дугино. Окончание работы над которой совпало с началом Россией войны с Японией.

Грабарь, который намеревался погостить в имении у Мещериных несколько дней, задержался в Дугино… на тринадцать лет.

Имение Дугино, 1900-е годыУ Пушкина было Болдино и «болдинская осень» — время наивысшего творческого подъема.

У Грабаря было Дугино и «дугинская зима». Зима, впрочем, плавно перешедшая во все остальные времена года.

«Снежные сугробы», «Мартовский снег», «Вешний поток», «Цветы и фрукты на рояле», «Хризантемы», «Сирень и незабудки» — все эти шедевры были созданы в разное время именно в Дугино.

Их с удовольствием принимали в свои коллекции лучшие картинные галереи, музеи и выставки мира.

Сам Грабарь называл этот тринадцатилетний период самым творческим и плодотворным в своей жизни.

В Дугино он писал картины и писал книги.

Работа над многотомной «Историей русского искусства» велась им тоже в основном здесь. А еще были многочисленные статьи для художественных журналов. Обзоры выставок. Письма.

СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ

Семья И.Э. ГрабаряЗдесь же Грабарь создал и еще одно главное дело своей жизни — семью, женившись в 1913 году на племяннице Николая Васильевича, дочери его младшего брата, Валентине Михайловне Мещериной, которая была почти на 20 лет моложе его.

Родились дети: в 1922 году дочь Ольга, ставшая впоследствии биохимиком, и в 1925 году сын Мстислав, ставший математиком.

Но через несколько лет после рождения сына супруги расстались. Валентина Михайловна ушла из семьи.

И уже дальнейшим воспитанием детей занималась ее младшая сестра Мария Михайловна, тоже племянница Николая Васильевича и родная тетя детей.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ «ФЕВРАЛЬСКОЙ ЛАЗУРИ»

А что же картина «Февральская лазурь»?

История создания ее такова.

Февраль 1904 года был исключительно теплый и солнечный.

В один из таких февральских дней Грабарь вышел просто побродить неподалеку от усадьбы, даже не взяв с собой ни мольберта, ни красок.

Одна из берез поначалу привлекла его внимание своим на редкость гармоничным рисунком ветвей.

Он остановился около нее. И засмотревшись, уронил палку. Поднимая ее, случайно бросил взгляд на ту же березу, только снизу. Из этого, более низкого положения, вид на березу получался наиболее потрясающим. Необыкновенно красивым и завораживающим.

Картина Грабарь побежал за холстом и буквально за один присест набросал предварительный, небольшого размера, эскиз будущей картины.

Еще три дня прошли в работе над этюдом этого же пейзажа несколько большего размера.

И только на следующий, уже пятый день работы над картиной, Грабарь вырыл в снегу неподалеку от березы целую траншею, благо, что снег был глубокий, почти в метр толщиной.

И устроившись в ней на уровне земли, на той же высоте глаз, что и в первый день, когда поднимал палку, с мольбертом и уже на настоящем большом предварительно подготовленном холсте принялся писать картину.

Для усиления синих цветов Грабарь прикрыл холст зонтиком, окрашенным в синий цвет. А сам холст, закрепленный на мольберте, повернул лицевой стороной вверх, к небу, чтобы на него не падали отраженные от снега солнечные лучи. Эти меры позволили ему передать цвета на картине такой силы, что создавалось полное впечатление их идентичности и в жизни и на холсте.

Грабарь рисует "Февральскую лазурь", 1904 годДве с лишним недели февраля стояла все такая же изумительная погода.

Дни на всем протяжении этого времени один в один были похожи друг на друга, солнечны и безветренны.

И этот погодный подарок судьбы позволил Грабарю полностью закончить «Февральскую лазурь», работая над ней исключительно на природе.

Стоя в снежной траншее под синим зонтиком.

Как оценивал сам Грабарь «Февральскую лазурь» — это наиболее значимое из всего написанного ранее в его творчестве, новое по технике выполнения и по концепции произведение.

Кстати, вначале картина называлась «Голубая зима». По аналогии с «Белой зимой». Но когда картина уже висела в Третьяковке, Грабарь придумал ей новое название, под которым она теперь и известна всему миру — «Февральская лазурь».

Картина на самом деле не очень большая по своим размерам: 141 см в высоту и 83 см в ширину.

Выполнена в манере рационалистического дивизионизма (получение изображения при помощи мелких, почти точечных, касаний холста кистью со взятыми красками чистого цвета).

Изображение картины строится из рельефных мазков масляных красок контрастных цветов. На многочисленных репродукциях, конечно же, невозможно увидеть потрясающий зрительный эффект, присущий картине и возникающий благодаря технике дивизионизма.

Эффект можно наблюдать только при созерцании подлинника: при внешнем освещении кажется, что верхушка березы вспыхивает оранжево-бурым огнем прошлогодней листвы на фоне ярко-голубого неба, а снег и ствол дерева переливаются радужными оттенками всевозможных цветов. Будто наяву.

Почти сразу же картину для своей выставочной коллекции приобрела Третьяковская галерея.

И сегодня «Февральскую лазурь» можно увидеть в Лаврушинском переулке, 10 в зале №38.

А самому художнику через месяц после написания картины исполнилось всего 33 года.

Возраст Христа…

И.Э. Грабарь и братья Мещерины - Михаил и Николай, 1904 год

Ваше мнение очень важно для меня!
Пожалуйста, оставьте комментарий!