ФЕВРАЛЬСКАЯ ЛАЗУРЬ

110-летию создания картины посвящается...

Февральская лазурьВсе мы, будучи учащимися российской или еще ранее — советской школы, писали сочинение по картине Игоря Эммануиловича Грабаря «Февральская лазурь».

Да и сейчас пятиклассникам, несмотря на то, что художник создал свое великое произведение сто десять лет назад, задают в качестве домашнего задания написать сочинение по этой картине.

Очень запоминающийся момент, я думаю, для всех без исключения и прошлых и нынешних учеников.

Запоминающийся, наверное, более всего из-за того, что в детском возрасте написать по этой картине что-то литературно-художественное весьма затруднительно.

По крайней мере для меня это было самое сложное сочинение за все десять лет моей школьной жизни.

Ну пейзаж. Ну зимний. Красивый. Но действия-то никакого нет. Абсолютно никакого.

Что тут можно написать?

Сейчас, конечно же, уже не восстановить что именно я написал в том своем школьном сочинении про картинную февральскую лазурь. Тетрадка с сочинением не сохранилась. Как и не сохранился в памяти текст того моего писательского труда.

Наверняка, я, как и все, вымучивал плохо или вовсе нестыкующиеся между собой косноязычные слова. Стараясь изо всех сил набрать этих самых слов хотя бы на одну тетрадную страничку.

И, скорее всего, «сочинял» нечто вроде этакого:

На переднем плане картины великого русского художника И.Э.Грабаря «Февральская лазурь» изображена береза. Дерево большое и раскидистое, прошлогодняя листва на нем хорошо сохранилась. Дерево утопает в снегу.

На втором плане картины изображен редкий березовый лесок, за которым вдалеке виднеется более густой лес.

Погода стоит солнечная. Небо, изображенное на картине, голубого цвета…

И так далее и тому подобное в том же описательном духе.

Времени с той поры моего школьного сочинительства прошло поболее четверти века. Теперь уже дочь учится в пятом классе.

И вот на днях ей, как в свое время и мне, задали написать дома сочинение по картине Грабаря.

Задали ей, а мне вдруг стало интересно: как бы я сегодняшний написал то самое свое школьное сочинение? С учетом жизненного и литературного опыта, набранного за прошедшие годы.

Взял одну из ненужных дочери тетрадок в линеечку, ручку и принялся творить.

На удивление, вымучивать на этот раз ничего не пришлось — слова, словно сами собой, полились на бумагу.

И вот что у меня получилось.

СОЧИНЕНИЕ

ФЕВРАЛЬСКАЯ ЛАЗУРЬ

В нашей семье есть традиция. Традиции этой уже пять лет. Заключается она в том, что каждый год в первое воскресенье февраля мы всей семьей: мама, папа и я обязательно идем в лес на лыжную прогулку.

Удивительно, но в этот день всегда стоит замечательная зимняя погода.

Безветренно. Ярко светит солнце. Небо высокое, чистое и голубое. Воздух как-то особенно прозрачен и кажется, что он даже немного пахнет весной.

И, может, поэтому, а, может, просто радуясь теплому солнцу, в этот день непременно, выдавая какие-то особенные трели, звонко щебечут птицы.

А началось все с того, что папа на очередной новый год купил большой настенный календарь.

Почти всю его площадь занимал лесной зимний пейзаж. Лишь только в самом низу были размещены группами маленькие циферки. Каждая из которых обозначала один из дней большого года, который еще весь целиком был впереди.

— Это Грабарь. Февральская лазурь, — сказал папа, привешивая календарь на стену, и, помолчав, задумчиво добавил: — Почему-то не смог пройти мимо и не купить…

Я еще только полгода ходил в первый класс и почти ничего не знал о художниках и их картинах. Даже о тех, по чьим произведениям мне еще только предстояло писать сочинения согласно школьной программе. Поэтому папины слова мне ни о чем тогда не сказали.

Я подошел к календарю поближе.

Обычный пейзаж. Зима. Большое дерево на переднем плане — береза с сохранившейся на ветках прошлогодней листвой. Рядом с ней утопает в снегу такая же замороженная березовая рощица. И вдалеке, у самой линии горизонта, стоит стеной настоящий густой лес.

Вот и вся картина. В общем-то, ничего особенного. Я почти такие же пейзажи зимой каждый день наблюдаю на нашем школьном дворе. Когда после уроков иду домой.

Но, приглядевшись к картине повнимательнее, я почувствовал, что пейзаж-то вовсе не про березу и снег. И не про солнце с голубым небом. А совсем про другое…

— Вот будет в феврале хорошая погода — обязательно сходим в лес на лыжах, — внимательно взглянув на меня, сказал папа. — Посмотрим февральскую лазурь наяву!

Незаметно пролетели две недели моих первых зимних каникул. И также незаметно пролетело начало третьей четверти.

Весь январь стояли сильные морозы. Такие сильные, что я почти все каникулы просидел дома. А после них даже несколько дней не ходил в школу, потому что занятий из-за холодов не было.

И только к концу января немного потеплело. Но зато небо затянуло серыми тучами, и почти каждый день стал идти снег.

В один из субботних вечеров, когда я, вернувшийся с улицы после очередной дворовой хоккейной баталии, сидел на кухне и пил горячий чай, папа сказал:

— Завтра уже февраль. Первое число. По радио передали хорошую погоду. Готовься, сын, к лыжному походу! Мы с мамой уже готовы! — и, улыбнувшись, поцеловал маму в щеку.

На лыжах мы прошли вдоль моря. Прошли парк, за которым начался настоящий лес.

Папа шел первым. Я шел за ним. Мама была замыкающей.

Войдя в лес, мы словно попали в сказку.

Причудливые деревья и кусты, стоящие по колено в снегу и засыпанные им по самые макушки, казались нам снеговиками, замершими в забавной позе до поры до времени.

Которые только и ждут сигнала, чтобы вмиг стряхнув с себя снег, с облегчением распрямиться и пуститься в пляс или начать какую-нибудь веселую игру.

Все звуки гасли в этой лесной сказке. И было так тихо в лесу, что тишина давила на уши.

Ели с огромными сугробами на своих разлапистых ветках, казалось, с интересом встречая нас, молча вопрошали: «Кто это пришел к нам в гости? Нарушает нашу тишину…»

— Не отставать! — то и дело кричал нам с мамой папа.

И его голос, отдаваясь от деревьев затухающим эхом, еще недолго слышался в лесу, заставляя нас сильнее отталкиваться палками от урамбованного по сторонам лыжни снега и быстрее катиться на своих лыжах.

Две узкие лыжные тропинки еще немного поплутали между деревьев и, наконец, вывели нас на опушку леса.

— Ну, кажется, почти пришли! — уже гораздо тише, будто боясь что-то спугнуть, произнес папа.

Дальше накатанная лыжня, резко повернув в сторону, снова уходила в лес.

Мы сошли с нее и пошли по снежной целине. Лыжную дорогу прокладывал папа. Мы с мамой, с трудом пробираясь по нетронутому снегу, в том же порядке следовали за ним.

Большое поле, поросшее редким березняком, лежало перед нами.

После тенистого леса оно, залитое солнечным светом, слепило глаза. Солнечные лучи с таким неистовством отражались от снега, усиливая и без того яркое состояние окружающего пространства, что смотреть на все это буйство света было невозможно.

Я зажмурился, плотно закрыв глаза, и так и шел по лыжным следам, прокладываемым папой, совсем не глядя на них.

— Вот смотрите! — вдруг остановившись, совсем негромко сказал он. — Чем не Грабарь?

Я открыл глаза. Солнце светило мне в спину. И поэтому можно было смотреть вокруг не зажмуривая глаз.

Мы втроем стояли около большой березы. Ее ветви, на которых сохранилась прошлогодняя листва, закрывали, казалось, половину неба.

Небо было чистое, высокое и пронзительно голубое. Такая пронзительность в небесах бывает только зимой. Когда вся земля укрыта снегом, ничего не испаряется с ее поверхности и ни одной пылинки нет в воздухе. Поэтому можно разглядеть на большом расстоянии то, что в другое время года будет скрыто от взора.

Это мне уже потом объяснил папа.

А пока мы не в силах оторвать глаз и затаив дыхание смотрели на завораживающее проявление природы, стоящее перед нами.

Гармония и первозданная красота окружали нас. Вместе с тишиной и спокойствием, царящими здесь, проникали в душу.

И постепенно растворялись прошлые обиды, уходили прочь страхи и унылые настроения. А их место заполнялось приятным покоем и негой расслабляющей умиротворенности.

Такое непосредственное общение с природой всегда прекрасно. И полезно не только для душевного, но и физического здоровья.

Что может быть лучше прогулки на свежем воздухе? Да еще в лесу?

Однако сегодняшнее состояние природы не только поражало своей красотой и заряжало умиротворенностью.

Сегодня оно было особенным. Таким, какое бывает всего несколько дней в году.

Метели, засыпающие колким снегом и рвущие на части беззащитные под напором ветра ветки, гнущие и ломающие сучья и даже стволы, промороженные насквозь жгучими холодами, от которых ни убежать, ни скрыться невозможно, вынужденный долгий зимний сон и такое же вынужденное полное бездействие — все это осталось позади.

Конечно, зима еще не прошла. И далеко еще до ее завершения.

Тени от деревьев, лежащие на снегу, искрящимся и переливающимся всеми цветами радуги под лучами солнца, стоящего в по-зимнему низком зените, еще длинны. Ни одного намека на проталину нет даже и в помине. Впереди почти весь февраль, пусть и самый короткий в году, но все же зимний месяц. И будут еще и снегопады, и бураны, и ночные морозцы.

Но, тем не менее, все самое страшное и опасное, что несла в себе лютая зима, уже позади.

И яркое солнце уже не просто светит холодным зимним светом. А, кажется, даже чуть-чуть, почти совсем незаметно, пригревает. Воздух по-зимнему морозен. Но в нем уже неуловимо чувствуется что-то весеннее.

И перезимовавшая береза, стоящая перед нами, может быть просто чуть ранее своих подруг, все еще застывших рядом с ней в зимнем оцепенении, почувствовала этот погодный перелом.

Почувствовала, очнулась от зимней спячки. Обрадовалась предстоящей ей, пусть только снова до следующей зимы, жизни и счастливо заулыбалась.

И настолько мощным и заряжающим было это ее счастливое состояние, что оторваться от него было ну совершенно невозможно.

Деревья, как и люди, имеют и умеют выражать свои эмоции.

Кто-то из них постоянно хмур, невесел и ничему не рад.

А кто-то светится от счастья только от одного предчувствия, что проходит зима. От предвкушения, что скоро наступит весна — активное, живое время, несущее в себе радость и наслаждение всей полнотой бытия.

И береза, стоящая посреди еще заснеженного поля, улыбалась и светилась от счастья.

Этот ее внутренний свет просто невозможно было не заметить и не почувствовать!

Заметили и почувствовали его мы.

Заметил и почувствовал его и Грабарь.

И не только почувствовал, но и сумел передать это состояние и настроение дерева в своей картине.

Обычный зимний пейзаж.

Но какая завораживающая энергия жизни, победившей зиму, безудержным потоком льется с картины!

Большая береза на переднем плане. Высокое голубое небо над ней. И пронзительное ощущение приближающейся весны.

Что еще нужно для счастья?

Февральская лазурь…

Ваше мнение очень важно для меня!
Пожалуйста, оставьте комментарий!